На Сумщине суд оправдал экс-правоохранителя, сбившего двух девушек

Вот уже который год в Украине проходит бесконечная реформа правоохранительных органов. Одни структуры ликвидируются, другие создаются на их месте, этот процесс абсолютно не синхронизируется с законодательной базой, принимаются новые законы, которые либо не работают, либо вскоре отменяются, принеся немало вреда, как это произошло со знаменитым «законом Савченко».

Правоохранители не успевают ориентироваться во всей этой круговерти – зато она однозначно на руку тем, кто совершает преступления. Ведь нарушения бюрократических процедур приводят к их полному оправданию, несмотря на любые доказательства.

Вот и недавно Заречный райсуд г. Сумы рассмотрел именно такое дело, в свое время вызвавшее большой общественный резонанс. Речь идет о ДТП, совершенном следователем Краснопольского райотдела полиции в августе 2018 года. На своем «ланосе» он на довольно большой скорости выехал на пешеходный переход, когда для него горел красный сигнал светофора, а для пешеходов – зеленый. В итоге этого маневра он сбил двух девушек – одна не получила значительных повреждений, а вторая, перекатившись через капот и крышу автомобиля, довольно сильно пострадала. Она провела 10 месяцев в гипсе, ногу ей собрали из осколков и металлических пластин, трудоспособность почти потеряна, к тому же дают о себе знать и последствия полученной черепно-мозговой травмы.

Казалось бы – вот автомобиль после ДТП, вот потерпевшая и свидетели, вот – данные экспертиз и следственных экспериментов, записи с нагрудных видеокамер полиции – что еще нужно, чтобы определить виновного? Особенно если он никуда не убегал и остался на месте событий?

Читать также:Для сумчан розробили карти найпростіших укриттів та захисних споруд 

Но суд экс-правоохранителя полностью оправдал. И все – благодаря нашим мудрым и продуманным реформам.

Дело в том, что традиционно следствием по уголовным производствам в отношении сотрудников полиции занималась прокуратура. Ведь не секрет, что в органах внутренних дел многие сотрудники в какие-то периоды вместе работали и поддерживают хорошие отношения, а то и приходятся друг другу кумовьями, братьями, сватами… Поэтому если даже у подследственного в погонах нет прямого знакомства со следователем по его делу, то уж общих товарищей найти не проблема. А значит, в процессе следствия доказательства вины могут не найтись или даже потеряться. Чтобы этого избежать, дела и передаются другим структурам.

Но в этом случае система дала сбой. Еще в 2012 году был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс, который предусматривал, что уголовные производства в отношении правоохранителей будет вести Госбюро расследований. На его создание отводилось не более пяти лет – и на эти же пять лет до начала работы нового органа прокуратуре были предоставлены временные полномочия по расследованию дел в отношении правоохранителей. Однако в последующие годы у тех, кто пришел к власти, было много более приоритетных задач – и вот в конце 2017 года полномочия прокуратуры по расследованию данной категории дел закончились, а ГБР так никто и не создал. Это было сделано только через год. Однако в течение этого года правоохранители нет-нет, да и совершали преступления. Кто должен был их расследовать?

Прокуратура имела право выполнять только надзорную функцию, но не вести самостоятельное следствие. Зато могла передать дело от одной структуры другой, если первая структура расследовала его неэффективно. Поэтому зампрокурора области принял решение передать уголовное производство по факту ДТП, совершенного следователем полиции как раз в этот промежуток времени, УСБУ (которое дела о ДТП в принципе не расследует и точно так же, как прокуратура, не имеет полномочий вести следствие по делам, подследственным ГБР). УСБУ не возражало, взяло уголовное производство и три года старательно вело по нему следствие.

Таким образом, по мнению защитника подсудимого, которое в итоге поддержал суд, была нарушена подследственность дела. Ведь уголовное производство открывал следственный отдел полиции, и оснований считать, что расследование ведется неэффективно, у прокуратуры не было. Значит, и передавать дело она не имела права. Соответственно, доказательства, полученные с нарушением подследственности – то есть все доказательства по делу, – являются незаконными и недопустимыми, а подсудимый абсолютно ни в чем не виновен и ответственности за свои действия нести не будет.

Радует только, что подсудимый все-таки добровольно оплатил расходы на лечение семье сбитой им девушки. И хочется верить, что для себя он какие-то выводы все-таки сделал. Но разве можно считать нормальной такую ситуацию в целом, когда правоохранительные органы не могут разобраться, кто за что отвечает, а в итоге подсудимых пачками оправдывают из-за нарушения подследственности и других формальных нарушений, несмотря на наличие всех возможных доказательств их причастности к преступлению?! Что-то очень сомнительное торжество закона и порядка получается…

shans.com.ua  (мовою оригіналу)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *